Автор Таисия Аникина.

 

Заведующий хирургическим отделением Ачинской межрайонной больницы удостоен звания «Почетный житель города Ачинска»

 

За тысячами спасенных жизней и проведенных операций Юрию Гончарову особенно некогда было гнаться за регалиями. Да и по шкале скромности он оказался бы на самом верху: даже как-то неприлично быть ну настолько скромным. Когда в 2017 году получал нагрудный знак «Отличник здравоохранения» Министерства здравоохранения РФ, чувствовал себя не в своей тарелке: тушевался, к всеобщему вниманию и ликованию не привык. А когда депутаты ачинского городского Совета депутатов на торжественном награждении доктора аплодировали ему стоя, Юрий Андреевич тепло, но смущенно улыбался. Теплые слова в адрес нашего любимого врача – малая толика самого искреннего и сердечного отношения людей к нему.

 

Завидный парень

Наша беседа началась нестандартно.

— Нечего обо мне разговаривать, я обычный, — заявил Юрий Гончаров.

Этот человек штампов не любит, но отзываются о нем только так: «Врач от Бога».

Априори повелось, что парни из Рязанской губернии – завидные. Крепкие, с юмором. Надежные. Гончаров суров, иногда и подступиться страшно. Но глубинно – добрый и сострадательный по-настоящему. Душу не выключает никогда. Его любят все – и пациенты, и коллеги. Даже те, кто в больнице давно – и самые профессиональные тоже – единогласно заявляют: «Андреич поболее всех народу спас». Ну а его легендарные смачные шутки вкупе с хитроватым огоньком во взгляде исподлобья – его «фирменные», таких больше ни у кого нет.

— Юрий Андреевич, каким вы были в детстве?

— Нормальный прилежный деревенский парень. Деревенские всегда закаленные физически и морально. Школу закончил в 1973 году, учился хорошо, дисциплинированно.

— Какие предметы нравились?

— Особо я предметы на любимые и нет не делил: в тогдашней школе было всё – от астрономии до хороших трудовых уроков. Учителя войну прошли, такие и ребят воспитают как надо. Результат очевиден: из нашего класса 20 из 25 человек поступило в вузы. Я выбрал Рязанский мединститут. Конкурс туда был большой – 4,5 человека на место. Биология, химия, физика, сочинение – программа вступительной сдачи была расширенной. Сдавали мы экзамены устно — «по полной».

 

Доктор без цинизма

— Сейчас модно в отношении профессии врача употреблять «высокие» слова «призвание», «миссия». Вы именно так расцениваете свою работу?

— Сантиментов я избегаю. Я из рабочей семьи, у меня родители железнодорожники. И они приучили меня к труду. В принципе, могу всё — и руками, и лопатой, и вилами. Просто – надо трудиться.

— Правда, что самые циничные из всех медиков хирурги?

— Был бы циничный – мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Я это слово не люблю, доктор не может быть циничным. Такие очень быстро из медицины уходят. Поначалу, да, сердце рвется за каждого. С годами практики подходишь к профессии не то что отстраненно, но как-то более философски. Начинается с полной вовлеченности: все болезни, которые проходишь в институте, «примеряешь» на себя. На клинических кафедрах вдруг понимаешь: все диагнозы «твои». Пошёл блок лор-болезней – обязательно насморк или горло заболит. Потом подходит практика. И так всю жизнь — если ты из профессии сразу не сбежал.

Чем больше ты видишь, тем тебе не то что страшнее, но ты всё «впускаешь» в голову. Пациента надо не любить, а уважать. Жалеть не надо – потом он сам себя еще больше начнет жалеть. Просто надо быть профессионалом.

— А достигший вершин в профессии злым человеком может быть?

— Профессионал может быть только добрым. У него не должно быть никакого «пофигизма» – только мудрый, взвешенный подход к человеку. Это разные вещи. По человеку видно сразу: есть у него доброта или нет. Если думать «ничего не хочу – ничего не делаю» — уходи из профессии, не потянешь.

— Как врачу быть с эмоциональным выгоранием?

— Это сейчас «метод» такой, как чуть «прижмет». Кричать на улице об этом не надо. Вышел продышался, отпустило – и обратно. Хирурги, которых ты сейчас видела в ординаторской, по несколько часов и в жару, и в холод стоят каждый день в операционной. Ничего хорошего. «У каждого врача свое кладбище» — терпеть не могу этот дурацкий афоризм. Да, все мы хороним, и мы каждый раз знаем, почему хороним – врач знает это как никто. Это ближе к цинизму? Да. Хотим мы похоронить человека? Нет, конечно. Но мы знаем, что на днях он умрет, что бы мы еще ни предпринимали. С этим осознанием очень тяжело.

— Но вы как доктор, повидавший всякое, верите в чудеса? Случаются они? Прогноз неблагоприятный – а человек ожил…

— Чудес не бывает. В нашей профессии так: есть здоровый организм, который борется с болячками. Важно, как он вообще себя ведет в жизни. Тут генетика не генетика – дело второстепенное. Если генетически человек здоров, но убивает себя, поведение в отношении себя наплевательское – результат и будет плачевным. В отношении онкологии, к примеру: есть опухоли агрессивные и неагрессивные, доброкачественные и нет. Этиологии мы не знаем – мы видим только конечный результат. Сделали мы операцию, провели химиотерапию – человек восстановился, процесс победили. Другому всё сделали, и даже больше – а победить не можем. Каждый пытается бороться с этим сам. Если с пациентом «сюсюкать» да «ойкать» — он и бороться за себя не будет. Вот лежала у нас в отделении женщина, прооперировали. Не онкология, но плохо. А она всё равно бодрячком. А другой пришел – ой, его комарик в затылок укусил, молодой, двадцатилетний парень – и стонет. Да помажь ты йодом укус – зачем ты пришел?

 

Про характер и пяди во лбу

В Ачинск Гончаров приехал по союзному распределению, пришли заявки – молодые доктора поехали по стране. Только из Рязанского института в третий по величине город Красноярского края приехало семь человек. Тогда главным врачом был Евгений Карпович Рябцев – он выступал как «покупатель», набирал выпускников из ведущих вузов в штат больницы. Юрий в Сибирь рванул без сомнений – такая философия была в стране Советов. Рассказывает, чуть до драки не доходило, все хотели работать для народа, а трудности – пусть, чем больше, тем лучше. Кто поехал на Камчатку, кто – в Ачинск.

— У вас сильный характер?

— Не знаю я, что такое характер. Оптимист я, трудиться надо – и вся демагогия.

— Что, по-вашему, самое страшное в хирургии?

— Перестать уважать людей. Настоящий врач, который не изменил выбранному пути, при любой профессиональной деформации остается заложником ситуации: куда уходить, если больше ничего, кроме как лечить и спасать, не умеешь. Если человек не готов работать в коллективе, будь хоть сто пядей во лбу у заведующего – ничего не сделаешь. Заставить работать – как и любить – бесполезно. Если ты пришел в хирургию, должен пахать, пахать, пахать. Чтобы выучиться этой профессии, иметь ум — это еще не всё. Важно, практически владеешь ты этим или нет. Бывает, врач с опытом, теоретически умный, но руками работать не может. Если захочет – научится. Заставлять бесполезно. Долго ли надо учиться хирургии? Всю жизнь. Всех болезней знать ты не можешь, страшно смотреть – а не надо смотреть. Болячка одна, а люди разные. И надо вникать и лечить.

— Ваше главное жизненное кредо?

— Оно сродни профессиональному. Если ты человека уважаешь, ты его и полюбишь. А любовь это вещь тонкая – Бог сверху смотрит и определяет. Если ты уважаешь соседа рядом с тобой, неважно, уважает ли он тебя, — ты всегда найдешь с ним общий язык. И в любви данному соседу при этом признаваться во всеуслышание смысла нет. Если предал тебя человек – надо, говорит, думать: за что и как это случилось, почему он это сделал. Не можешь простить – себе же делаешь хуже. Злость, мстительность – мелкие качества.

 

Он из тех, с кем не страшно в разведку. Из тех, про кого говорят: настоящий. Такая вот повесть о настоящем человеке. О Гончарове, который не любит про себя говорить, но никогда не позволит себе не уважать человека.

Юрию Андреевичу присвоено звание „Почётный ветеран Красноярского края“, ранее он награжден Почетной грамотой Законодательного Собрания Красноярского края, Почетной грамотой Министерства здравоохранения и социального развития РФ, вручена Благодарность министра здравоохранения РФ и нагрудный знак „Отличник здравоохранения“ Министерства здравоохранения РФ
Posted in doc

1 thought on “Юрий Гончаров: «В хирургии нельзя перестать уважать людей»

  1. Мудрый, добрый, справедливый и уважаемый наш Доктор!
    С Юрием Андреевичем работать только в радость! Долгих лет жизни Вам!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.